АНТОЛОГИЯ СОВРЕМЕННОЙ ПОЭЗИИ  |  АВТОРЫ  |  ПРОИЗВЕДЕНИЯ  |  БИБЛИОТЕКА  |  КОНКУРСЫ ПОЭЗИИ  |  ЛИТОБЗОРЫ
 КОНКУРС ПОЭЗИИ "Пифийские игры II" :  Правила | График | I тур | II тур | III тур | IV тур | Полуфинал | Финал | Итоги | Обзоры | Призеры |
  
Самая детальная информация 5w40 wolf здесь.
КОНКУРС ПОЭЗИИ - "Пифийские игры II"Обзоры

Галина Мальцева: «Поэтом можешь ты не быть, но человеком быть обязан...»IV тур

«Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан!» Ну, просто невозможно не процитировать:) Интересно, каждый ли обзор в этом туре будет начинаться с этой некрасовской строчки, или это только я столь «оригинальна»? Ну, а как не вспомнить Некрасова, если тема задана предельно четко: «Гражданская лирика». А значит, каждый автор должен обозначить, объяснить, раскрыть свою гражданскую позицию.
Пишу это предисловие, еще не прочитав ни одной работы. И пока только могу строить догадки, чем порадуют авторы – будут ли это политические, исторические стихи или высказывания на злобу дня, о внутренних проблемах России. Может, снова начнем ругать внешнего или внутреннего врага, который мешает жить русскому человеку и без которого у нас на Родине все было бы так прекрасно… Надеюсь, что не увижу ни одного националистического или шовинистического выпада – так хочется, чтобы поиск виноватых все мы – люди, политики, да и государство в целом начинали исключительно с себя.
Да, да, понимаю, ничего мы, мелкие обыватели, изменить не можем. Но если у нас есть совесть, если мы будем раздумывать над общими, а не только личными проблемами, не оставаться равнодушными к происходящему вокруг, не проходить мимо несправедливости, начнем высказываться в защиту обездоленных…
Ой, нет, это никуда не годится… Если бы все это хотя бы раз в год делала я сама! Как легко получается – учить других, и каждое утро проходить мимо кого-то, кто нуждается в твоей – именно твоей! помощи. Как трудно быть - даже не гражданином в высоком смысле этого слова, а просто человеком…
Тогда лучше так: «Поэтом можешь ты не быть, а человеком быть обязан». Не я это придумала, конечно. Но соглашаюсь всем сердцем. Подойти к тому, кому плохо, не требует чрезмерного подвига веры, не говорит о высокой нравственности. Это нормально, обыденно – быть «человеком общественным», радеть за такое общество, в котором тебе хорошо только тогда, когда никто рядом не падает с голоду, никого не грабят за углом. И еще. Не может получиться хорошего гражданина из завистливого, немилосердного, ненавидящего всякое инакомыслие субъекта, презирающего другого только за то, что у него иной разрез глаз или цвет кожи. Или за то, что тот тоже претендует на право заработать себе на более-менее приемлемую жизнь, прокормить детей.
Сейчас у нас появляется небольшой, но настоящий шанс. Ведь написать хорошее стихотворение на больную для всех тему – это тоже означает начать с себя. Порою высказаться о чем-то вслух нам, рабам в каком поколении? (сорок лет еще не прошло со времен сталинских лагерей, да и до этого свобода в России никогда не гостила подолгу) – и то требует определенного усилия. Помнится, еще Галич пел, что нельзя молчать. «Промолчи, попадешь в палачи…» Самое ужасное, когда молчат все. И еще – кто это сказал, не помню: «Если ты молчал, когда приходили за твоими друзьями и соседями, то, когда придут за тобой, некому будет крикнуть в твою защиту…»
Простой пример из личного опыта. В пионерском лагере постоянно обижали девочку. Знаете, кодла забияк в любом коллективе всегда выбирает мишенью самого незлобивого и безобидного. Мне было ужасно жаль ее, но я боялась заступиться. Ведь тогда «они» могли взяться и за меня! Но вдруг одна из нас встала и выкрикнула что-то совсем простое, не пафосное, типа: «Чего вы к ней привязались, что она вам сделала?!» И тут же человек десять (и я в том числе) принялись громко защищать беднягу. Оказалось, нас так много – добрых, благородных… Но только один – первый – совершил поступок. Если бы никогда и нигде не находилось этого первого, что было бы со всеми нами? Даниэль, Синявский, Солженицын, Сахаров, Щекочихин – это все люди из нашего поколения, поколения наших родителей, мы их застали. Хорошо, что этот список можно еще продолжать и продолжать. Здорово, если появятся стихи, посвященные кому-то из таких первых.
Ну вот, без морали не обошлось. А что поделаешь – тема такая:) Вздохну поглубже и начну читать - с надеждой и страхом. С надеждой – что найду произведения, под которыми захочется поставить подпись, как под политическим манифестом. Со страхом – что в душе поднимется возмущение, а на сердце ляжет тоска. Не бывает людей с полностью совпадающими взглядами на этот несправедливый мир. Но бывают люди, чьи взгляды вызывают отвращение или гнев. Наверное, сегодняшний обзор и так изобилует цитатами. И все-таки. Как сказал Вольтер, «я ненавижу Ваше мнение, но готов отдать жизнь за Ваше право его высказывать».
Или я отстала от жизни и реалии изменились? Или весь ужас-то теперь совсем в другом? Говорить можно, но никто не говорит – не потому, что страшно. Не потому, что могут придти за тобой. А потому, что – бесполезно, никто не услышит, никому не интересно. Да и что зря сотрясать воздух? Столько дел, столько дел… Заправка, ремонт, новая работа, шопинг… До гражданской ли позиции, господа? Кого мы завтра выбираем? Надо сходить, обязательно! За кого, говорите, проголосовать? Да какая разница, ничего не изменится. Вот и хорошо… А ты ходил? Нет? Почему? Да, я ходил… Зачем? Ну, все пошли и я тоже… За эту, как ее… Ну, за которую надо, за какую еще-то? Чтобы еще хуже не было…

Ладно, пора самой прекращать сотрясать воздух. Послушаю лучше других. Итак.

1. Виктор Батраченко, «Ответь, Россия».
Истинный патриот – это не тот, который громко восхваляет свою Родину, а тот, у которого болит за нее душа, который страдает вместе со страной и мечтает, чтобы она стала лучше и чище. Поэт предстает в этом стихотворении истинным патриотом – оно дышит болью за Россию, за ее выбор. «Стал почитаем бог наживы в стране моей», «Обречён тот, кто обузою стал, лишним?», «Отток умов, неужто, - норма?». И заканчивается стих тревогой автора: «Неужто, снова: брат – на брата?» Повторяющиеся вопросы усиливают стихотворение, делают его эмоциональным и живым. Так и хочется снова вспомнить Некрасова и задуматься, кому все-таки на Руси жить хорошо?
На мой взгляд, это полноценная, добротная гражданская лирика, в небольшом объеме затронувшая самые больные аспекты нашей жизни. В стихотворении нет никакой надежды, увы… Но так ли не прав поэт в своем пессимизме? Смотрю в телевизор, оглядываюсь вокруг, на новое поколение, изучаю результаты опросов и понимаю – если мы не изменимся сами, если не появятся среди нас новые люди, которые способны будут вернуть нам веру в политиков с чистыми намерениями, то никакого чуда свыше нам Господь не пошлет…

2. Константин Кроитор, «Ляля».
Конечно, я помню этот стих Константина, правильнее сказать – он врезался в память. Стихотворение на первый взгляд о нашем прошлом, когда судьбы людей вершили «тройки», кто-то был «сыт, разодет, обут», а кто-то гнил в лагерях, обеспечивая эту невинную, невежественную сытость остальным. Те, первые, на все закрывали глаза, спали, убаюканные чувством собственной защищенности, загипнотизированные портретом с усами. Кое-кто из них, дожив до нового тысячелетия, все еще рассказывает, как хорошо ему жилось при Сталине, не ведая о том, что ему попросту повезло, что он не перекочевал из одной группы граждан в другую – за ним по счастливой случайности не приехал ночью черный воронок. Этакие «ляли», которые, если сами и не расстреливали, то в душе своей давали на это молчаливое согласие. Хорошо, если из-за неведения и страха, радуясь, что «не меня», хуже, если «понарошку» - или по-настоящему, в душе своей, с наслаждением уничтожали других. Только им не дали автомата.
Но я бы не стала относить стих только к минувшему нас, слава Богу, времени. Нет, Ляля жива, она подрастает, и начинает расстреливать «понарошку» других неугодных – непонравившихся политиков, соседей, которые не поздоровались, «понаехавших» гастрабайтеров… Повезет нам, если автомат никогда не попадает Ляле в ручки. А он может, очень может к ней попасть… И смышленая, дрессированная Ляля найдет ему применение.

3. Марина Чекина, «Раса каннибалов».
Это как раз тот случай, когда хочется подписаться под стихотворением. Да, для меня эти люди – тоже нЕлюди, «людоеды, глашатаи ада». Я не могу найти оправдания малолетним ублюдкам, растерзавшим шестилетнюю девочку только за то, что она была узбечка, или убившим юношу-скрипача, представляющего, кстати, Россию на международном конкурсе (но у него были карие глаза, смуглая кожа и курчавые волосы).
В музее вооруженных сил в Москве есть витрина. На ней лежат несколько вещиц – туфельки, открытка и мыло. Они сделаны из человеческой кожи. Нацисты считали, что люди некоторых национальностей годятся только для этого. Присяжные заседатели, оправдывающие малолетних извергов в России, или дающие им смешные сроки «за хулиганство», на мой взгляд, ничуть не лучше. «Дорвутся до власти – «пропало» пиши – для страны», - предупреждает автор. Что можно на это сказать? Страшно… Еще страшнее видеть комментарии под стихотворением – мол, а вот эти (дальше следует название вероисповедания) более агрессивные и т.д. Когда мы, наконец, поймем, что, начиная делить людей на хороших и плохих по национальности или вероисповеданию, мы навлекаем бесчисленные беды на головы собственных детей? Я убежденная христианка, но назвать всех мусульман агрессорами? Далеко ли мы уйдем этим путем? Не правильнее ли научиться жить рядом, раз такова наша современная реальность? Одна из моих хороших подруг – мусульманка, верующая. Так вот, я редко встречала настолько порядочных, тактичных, высоконравственных людей, как она, зато много раз наблюдала «православных» личностей, проявляющих агрессию на ровном месте – причем друг к другу. Недавно другая моя подруга (теперь уже бывшая) предложила насильно крестить всех приехавших в Москву мусульман – или, мол, пусть уезжают… интеллигентный, между прочим, человек, с высшим образованием.
Терпеть не могу разговоров про «исключения» - мол, есть хорошие среди «них», «плохие» среди нас. Я продолжаю делить человеческое сообщество только на преступников и добропорядочных граждан, агрессоров и миротворцев, подлецов и людей чести. Процент тех и других повсюду на этой Земле одинаков, в этом мое вящее убеждение, хотя прекрасно понимаю, что не каждый житель России его разделяет.
Спасибо Марине за тему и столь сильное, доходчивое ее раскрытие!

Прошу прощения у авторов, что каждое стихотворение уводит меня в сторону от анализа его исполнения. Наверное, таков этот тур, что техника отступает на второй план перед содержанием. Впрочем, в самых интересных работах и с техникой все в порядке, о ней даже не задумываешься, если строчки не оставили равнодушной. Зато хочется дальше рассуждать на заданную тему.

4. Maestra, «Героическое».
Сколько уже говорено-переговорено про то, что нравственность политики страны определяется уровнем жизни ее стариков. Людей, которые воевали за эту страну, работали на нее. Но Татьяна не боится показаться банальной – и не кажется таковой. Она смотрит на одного – конкретного старика, а видит поколение. «Наши герои истории надобны. И в райсобесе теперь улыбаются». Но – на старом комоде лежат две десятки, которые надо сэкономить до пенсии. И все-таки герой стихотворения надеется – на справедливость Родины, на то, что обязательно дадут обещанные ветеранские. Потому что привык доверяться этим рукам. Которые отняли у него всякое основание для доверия и надежды.
Но стихотворение Татьяны – отнюдь не политический призыв, гражданские нотки звучат исподволь, главное же – это судьба одного конкретного человека. Автор несколькими яркими штрихами описывает старость - «сонное царство дряхлеющей истины», «сердце сбоит, но старается», «что-то фрамуга никак не откроется»… Глобальные задачи века остались позади. Сейчас герой просто хочет накормить птичек. «Бедность щедрее державного вымысла». Что еще можно добавить? Все сказано. Спасибо, Таня, за виртуозное раскрытие темы, за щемящее чувство, которое остается после прочтения твоих стихов. За ту жалость, которую начинаешь испытывать к старикам – тем, которые рядом.

5. Лара Фелисион, «Я такая».
Получается, что снова «иду» по работам одних и тех же авторов, но есть стихи, пропустить которые невозможно. Никак не найду подходящих слов про это стихотворение. Это надо прочитать, вот и все.

«Вам - убийцам нас таких и надо.
Мы открыты - нас убрать, что щелкнуть!»

-это так еще со времен древних пророков. Не любят на Земле слушать правду, не любят босых, открытых, с блаженным светлым ликом. Не любят нигде, но в России особенно легко заставить замолчать тех, кто молчать не боится. Их очень мало, но они, видимо, особо опасны – не зря страна отмечает их пулями в подворотнях… «Промолчи…» Но она, героиня, не молчала. За это последовало наказание – в назидание другим. У нас никогда, если это не выгодно, не находят убийц и заказчиков. Но пока земля России будет рождать таких людей, как Анна Политковская, пока на ней остаются люди, незомбированные и умеющие думать, а не повторять чужие мысли «из телевизора», у нас еще есть надежда. Жму руку автору за это стихотворение. Спасибо, Лара.

6. Бузычкин Сергей, «Диалог с Фаустом».
Сразу оговорюсь, в этом обзоре мною ставилась цель рассказать о наиболее заинтересовавших работах. Стихотворение Сергея, несомненно, к ним относится. Правда, диалогом оно названо опрометчиво – это скорее обращение к Фаусту, от которого так и не последовало ответной реплики: он «молчит, словно рыба».
Любопытным показался взгляд автора на современное искушение. Какой же товар предложен герою? Душа, выраженная в акциях, сегодня продается за телеэфир всех каналов – популярность на ТВ, в Интернете и радиостанциях. Ну, и как следствие – все станет «тут же доступно-легко». Очень точное наблюдение автора – человек, мелькающий в средствах массовой информации становится порою «звездой» на ровном месте. Уже неважно, хорошие или нет он пишет стихи и романы, умеет ли он петь, каковы его убеждения – главное, что он «засветился». И все становится доступным – деньги, власть, самые красивые женщины…
Еще раз повторюсь – стихотворение любопытное, но… чего-то в нем не хватает. Глубины, наверное, и более выверенного исполнения. Да, все правильно, многие сегодня продают душу ради телеэфира, популярности и тех благ, которые из этого следуют. Но если «подписали уж все…» - то как-то не слишком логично выходит. Какие можно извлечь блага из популярности, если все давно уже там, на телевидении, только Фауста не хватает?
А главное, разочаровала концовка стихотворения.
«Фауст камнем навеки застыл,
Не сумев сделать сложный свой выбор...»
- во-первых, слово «свой» - лишнее, для связки и ритма поставленное (и так ясно, что не за другого выбирает). Во-вторых, непонятно, что именно привело Фауста в такой ступор? Что ни говори, выбор этот на трагический не тянет. Неужели лишение телеэфира и возможной популярности – настолько ужасная потеря, что и отказаться нельзя, и душу как-то жалко?
Задумалась, как можно было бы развить тему новых искушений этого века, за которые люди продают свои души, и вложить все это в уста современному Мефистофилю. Нет, согласна, для кого-то, возможно, слава - самое серьезное искушение в жизни. Но у прежнего Фауста все-таки выбор был побогаче (а может, фантазия у Гете). В итоге: есть претензия на философию, а тянет, увы, только на сатиру.
Но все-таки – спасибо автору, мимо не прошла. И кстати, вспомнились потрясающие «Письма Баламута» Клайва Льиса. Там дух-искуситель тоже подавал отчеты в вышестоящие организации, так же радел о статистике купленных душ.

Надо сказать, многие стихи этого тура оставили серьезное впечатление. Хочется особо упомянуть некоторые из них. Например, очень сильное стихотворение Ульяны, расширившей тему гражданской лирики до яркого, образного описания шагающего по планете нового века. Или насквозь пронизывающие строки Валентины Криш – трогательный разговор в вагоне молодых людей, которых подстерегает вселенская катастрофа:
«Было лето.
Июль.
Беспокойный семнадцатый год».

Неправедный суд против истины в стихотворении Декабрины. Опасения Валерия Пайкова: «Не разложить бы снова те костры». Интересное стихотворение Романа Вереста, которое с удовольствием перечитала несколько раз. Завораживающие, погружающие в атмосферу древней «Руси-побирохи» строки Александра Линде.
Обращение к знаменитому поэту-гражданину прошлого века в его стилистике и с подобной ему энергетикой Сергея Ворошилова:
«В двадцать первом кровят раны
И у нас от побед горьких».

Обличающее, чересчур резкое стихотворение, а на самом деле выстраданное и болезненное признание в любви к Родине Галины Сахаровой и призыв к россиянам Татьяны Мироновой. Задело за живое короткое, но яркое описание нашего горестного мира, «где всё нужны солдаты», Светланы Смирновой. Уважение вызвала тема, раскрытая Алиной Марк в стихотворении «Мигранты».

Не могу не процитировать и великолепную концовку стихотворения Нелюбовой Юлии, про наше так называемое «право выбора»:
Хорошо жилось на Святой Руси...
Коль холоп, значит будешь выпорот!
Не ходили нарочно о том просить,
Не морочили голову выбором!

И, конечно, невозможно было пройти мимо великолепных работ Темура Варки и Тимура Раджабова – каждую из которых перечитала по несколько раз, проникая в задумку авторов и все больше восхищаясь их талантом точно и глубоко раскрывать сложные, неоднозначные темы российской действительности.

Главный итог четвертого тура – сбылись лучшие ожидания, разочарования нет. Этап, на мой взгляд, удался - это настоящая гражданская лирика.

   

 
   
 
© "Многоточие..." 2005-2020