АНТОЛОГИЯ СОВРЕМЕННОЙ ПОЭЗИИ  |  АВТОРЫ  |  ПРОИЗВЕДЕНИЯ  |  БИБЛИОТЕКА  |  КОНКУРСЫ ПОЭЗИИ  |  ЛИТОБЗОРЫ
 КОНКУРС ПОЭЗИИ "Пифийские игры II" :  Правила | График | I тур | II тур | III тур | IV тур | Полуфинал | Финал | Итоги | Обзоры | Призеры |
  
КОНКУРС ПОЭЗИИ - "Пифийские игры II"Обзоры

Марина Чекина: Обзор четвертого тураIV тур

***
Не моё это дело, не моё: писать обзоры и рецензии. Но, раз уж ввязалась – надо стоять до конца и помочь своей команде.
Есть забавная, распространённая, но от этого не теряющая актуальности и остроты формулировка: «пациент, скорее, жив…» ну, и наоборот. В тех случаях, когда – «скорее, жив», то есть, когда стихотворение мне нравится – мне совершенно не хочется в нём ковыряться, членить его и анализировать детали, а хочется просто – воспринимать целиком и радоваться.
Когда же «скорее, мёртв», подробный анализ может вполне оказаться полезным, в том случае, разумеется, если автор способен правильно реагировать на конструктивную критику (а другой я не даю).
Замечу, что из первых 12-ти стихов – десять – понравились. Тема – тяжёлая, горькая – а стихи, в большинстве – сильные!
***
Я родом из той страны
Автор: Bend T.

Сначала коснусь содержания: достаточно чётко, поэтапно автор рассказывает, если можно так выразиться, географию своей биографии. Рождение, детство, юность прошли в разных краях нашей, когда-то бескрайней Родины. Как я понимаю, место рождения – теперь за рубежом. Да и сам автор проживает сегодня в, так называемом, дальнем зарубежье. Что и даёт ему (автору) основание позиционировать себя, если выражаться красиво: гражданином мира.
Когда-то это называли космополитизмом.
Не планирую выяснять, хорошо ли это – быть гражданином мира. Наверное, неплохо. Забавляет закономерность: как правило, гражданами мира называют себя люди, достаточно обеспеченные материально, которых мало волнует, что происходит в различных, порой весьма антагонистически настроенных друг к другу, странах этого самого мира. И чем живут граждане этих самых стран.
Возникает вопрос к автору (поясняю, все мои вопросы – риторические, ответа на них не требуется, по крайней мере, мне, сие – фигура речи): а в чём, собственно, гражданская позиция автора? А ведь тема тура: Гражданская лирика.
Я вижу в тексте лишь восхищение различными уголками материка Евразия, к которому (восхищению) от всей души присоединяюсь.
Что касается формы, то, при связности повествования, мешает разнобой в количестве слогов, довольно бессистемный и неоправданный.
При перекрёстной системе рифмовки и выдержанном, казалось бы, размере – количество слогов в строках «гуляет само по себе»:
7888 7888 7879 7978 7888
Мне видится в этом либо некоторый непрофессионализм автора, не отдающего себе отчёт в этих «мелочах», либо небрежность, если автор видит свои недоработки. С первым и со вторым – несомненно, следует бороться!
В первом катрене автор довольно смело нарекает Солнце: «Женихом черноморской волны». Я понимаю, что это – образно, но образ этот мне кажется довольно сомнительным. Скорее тогда уж – Солнце – жених Мирового Океана, впрочем, пожалуй, это не слишком политкорректное предположение.
Довольно угловата фраза: «А молодость правит бал, Где слышно французское слово:».
Нет, оно понятно, что молодость проходит во Франции, поскольку уточнение о Париже в заключительном катрене отсекает множество вариантов, ибо «на французском языке говорят почти 100 миллионов человек, это единственный государственный язык Франции, Монако и Гаити и один из таковых в Бельгии (распространен на востоке страны), Швейцарии (на западе, прежде всего кантон Женева), Канаде (восточная провинция Квебек), Люксембурге, Андорре, Вануату и многочисленных государствах Африки.» (с)
Ну, и о рифмах. Сие, конечно, довольно субъективное и расплывчатое сегодня понятие, но мне не понравились:
Ветром – лето, страну – Крыму, с трудом принимаю: мило – мира.
***
Не создавай себе кумира
Автор: Летнева

Начну с того, что более корректна, так как более традиционна, всё же формулировка данной заповеди: «Не сотвори себе кумира».
Но – кабы дело только в этом!
Простите, но это тот случай, когда творение автора нуждается в цитировании. Итак, покатренно:

«Не создавай себе кумира»…
Мне шепчет разум каждый день.
Но двойником сомненья лира
За мною ходит, словно тень.»

Разум, конечно, советует верно, однако представляется весьма туманной роль ХОДЯЩЕЙ (?) словно тень, лиры, дублирующей собой снедающие автора сомненья…
«Не создавай себе кумира»…
Обмана, лжи не перечесть.
Разлуки боль, измен, неверья,
Ответом будет только месть.»

Ой, я, конечно, могла бы попытаться разобраться в согласовании падежей в рамках данного катрена, но, право, есть ли смысл в таких попытках? Всё – очень невразумительно и, на мой взгляд, неубедительно.

«Удобство, выгода и деньги
Кумиром были на века.
Нет идеалов - только средства,
Добьется и уйдет: пока!»

Вторая строка – по сути справедлива, но сформулирована не совсем грамотно: либо были – веками, либо стали – на века. Кто, куда, со средствами, но без идеалов – «уйдет: пока!» - догадаться можно, но формулировка, опять же, оставляет желать много лучшего.

«Не создавай себе кумира»…
Но что сомненье без любви?
И сердце бьется, словно птица,
В моей взволнованной груди.»

Продираясь сквозь туман таинственности, догадываюсь, что «кумир» таки создан, с любовью и сомнением, видимо… Образ сердца-птицы? Уместен – я сама недавно его употребила…
Ну, и финал:

«Не создавай себе кумира»…
А мысли мечутся в тоске…
Но взгляд так скрыто, сокровенно
Летит в стремительном пике.»

В котором: рефрен о кумире, мысли в тоске, и… Невзирая на пояснение в сноске, о том, что есть «пике», с трудом представляю себе пике – скрытое и сокровенное. Ну, да ладно, видимо, воображения не хватает.
И о форме.
Размер – без претензий. А вот с рифмами – полный облом… или – провал…
Заявленная в первом катрене перекрёстная рифмовка переходит уже во втором и третьем – в рифмование только чётных строк, в четвёртом – стих бел, как свежевыпавший снежок, и завершает стих катрен, где зарифмованы, опять-таки, чётные строки. Это непонимание или небрежность. Стихотворение может быть или рифмованное, или вообще без рифмы – чего я, правда, не люблю и не понимаю, но применительно к данной ситуации – я бы предпочла чёткий смысл белого стиха…
Что касается гражданственности данного стиха – если кто-то её усмотрел – то, коротенько так, может разъяснить и мне.
***
В маршрутке, утлом корабле
Автор: Светлана Смирнова

В принципе, не могу не согласиться с автором – дела идут не слишком хорошо, и в мире, в целом, и в нашей стране, в частности, которая, видимо, и подразумевается под образом маршрутки, она же, утлый корабль. Однако не могу не заметить, что солдаты нужны не только «нашей горестной земле», но и многим, многим другим землям. Да и фраза «По нашей горестной земле, Где всё нужны солдаты.» - не слишком благозвучна.
И плачут на заре, обняв подушку, не только в России – сие явление всемирное, так сказать, международное…
Вот чего решительно не могу понять, так это – почему «торжествует, в январе Убитый Пушкин.»? Мне эта фраза представляется несколько странной, да и кощунственной тоже. Странной ещё и потому, что, если имеется в виду дуэль и гибель великого поэта, то произошло это, по новому стилю – в феврале, и если подразумевается ежегодное чествование памяти поэта – месяц не сходится. И глубоко сомневаюсь, что можно так выразиться про Александра Сергеевича –
торжествует…
Далее – не могу не согласиться: «Всё так же нищ и гол поэт- Не кормит слово!».
Это, если речь идёт о современном положении поэта и поэзии в нашей стране. Но, учитывая столь резкий переход от торжествующего Пушкина – к нищему и голому поэту – картинка в воображении возникает довольно странная.
Финальный же катрен приводит в полное недоумение:

«И вот опять ведут Христа,
Вдали – Голгофа. . .
Вселенная там разъята
И оттого нам плохо. . . .»

Где и по какому поводу «разъята Вселенная», тем более со странным ударением в глаголе, и почему именно от этого – плохо именно нам? На это автор «Не даёт ответа!»… Композиция стиха оставляет желать лучшего: ничем не мотивирован переход от маршрутки (кстати, не самая плохая черта нашего времени) – к оплаканной подушке, от неё – к хорошо рифмующемуся с ней – Пушкину, а там – конечно, и до Голгофы – рукой подать!
Теперь о форме. Выбиваются из общего ритма строки:
«Где всё нужны солдаты.»
«И оттого нам плохо. . . .»
В связи с утратой рифмы в нечётных строках третьего катрена – автор деликатно соединяет две строки – в одну:
«А обывателей толпа на всё готова.»
Что, впрочем, никого не обманывает…
С остальными рифмами – более-менее порядок, за исключением, на мой взгляд:
Голгофа – плохо…
***
Моё время
Автор: Затакт

Честно говоря, люблю я, когда стихотворение органично соединяет яркую образность с достаточной прозрачностью смысла – это, на мой взгляд, и есть поэзия. Ну, не смогла я разобраться в нагромождении образов, предложенных автором в данном стихотворении, что, правда, с готовностью могу списать на недостаток моего воображения – думаю, это будет главный возражающий довод автора! А ведь – хотела разобраться!
Начинается стих с местоимения – МЫ. Мы – люди Земли, Мы – жители России?.. Видимо, примерно так, учитывая заявленную гражданскую тематику?..
Но если я ещё могу согласиться с тем, что «Мы гоняемся за отражением взглядов», понимая, что таким образом мы, допустим, ищем спасения от одиночества (хотя, это, скорее философско-личностный, а не гражданский аспект), то мне совершенно не понятно, почему: «Гаснет свет – мы кричим «Аллилуйя!». Где – гаснет свет? Наступает ночь? Вырубается электричество? Наконец, кто-то, менее ленивый, чем Мы, встаёт с дивана и щёлкает выключателем? Почему «Мы» возносим хвалу неким небесным силам именно за это? Скорее, человеку свойственно восхвалять и обожествлять рассвет.
И уж совсем странны дальнейшие действия, приписываемые автором загадочному «Мы»:

«Улыбаемся солнцу в темноте, полной яда,
И круги на воде с глупым ликом рисуем.»

Ужасно хотелось бы, чтобы автор сам задумался о том, что он хотел сказать, и о том, что у него получилось. Ведь он настаивает, что мы радуемся темноте, тут же заявляя, что она полна яда, но при этом присутствует и Солнце, а Мы, улыбаясь ему – рисуем на воде… не то круги с глупым ликом, не то мы – с глупым ликом – рисуем…
Ну, я-то – точно - с глупым ликом пытаюсь докопаться до потаённого смысла… А может, и нет её вовсе – чёрной кошки – «в темноте, полной яда…»
Не более вразумителен и второй катрен:

«Словно капли дождя, равнодушно и быстро
Разрезаем тугими мы струями воздух.
Мы не скалимся на зараженные мысли
И пугаемся света в своей затхлой свободе. »

Что это? О чём это? Не говоря уже о сливающихся воедино «тугимимыструями»…
Кто-нибудь может себе представить, как это: «скалиться на заражённые мысли»? Чем заражённые? И вот опять – совершенно неопределённый страх перед светом… а ведь Мы – «улыбаемся солнцу»…
Вот образ – «затхлой свободы» - это – да! Вот эту деталь, этот образ взять бы да развить, глубоко, подробно и, самое главное, доходчиво и членораздельно! Вот это бы получился стих с чёткой, гражданской направленностью!
Вот, что значит: вникнуть пристально – я столь поднаторела в выискивании смысла в авторском тумане, что даже, практически докопалась до него в третьем катрене… И даже готова была бы принять его, да и завершающий, четвёртый катрен – тоже, если бы не строка:

«И зовем своей плотью, спелой страстью играя»

Зовём – называем, нарекаем, величаем – кого-то «своей плотью»? Или зовём – призываем, выкликаем, маним, подзываем кого-то «своей плотью»? Да ещё и играя при этом «спелой страстью»… Русский язык, конечно, гибок, но не до такой же степени!
Теперь о форме.
Слоги:
13, 10, 14, 13 - 13, 13, 13, 14 - 13, 13, 13, 13 – 13, 14, 13, 13. Почему так?
Размер, вроде бы, выдержан, но очень мешает восприятию слоговой разнобой, сбивающий ритм, и непонятно, почему бы автору не добиться ровного, ритмичного звучания стиха…
Впрочем, смысл от этого вряд ли прояснится…
Не слишком радуют рифмы, особенно: быстро – мысли, воздух – свободе, снегом – небом…
Ну, и о гражданственности… Если бы из данного текста удалось доподлинно уяснить, кто такие «Мы», а также расшифровать туманно-загадочную вязь взаимоотношений этого «Мы» с окружающей действительностью – возможно… хотя… маловероятно…
***
Ещё раз не могу не выразить свою радость по поводу того, что лишь на этих четырёх стихотворениях из гораздо большего количества выставленных на четвёртый тур мне захотелось остановиться и поковыряться в них своим острым критическим пером, которое обычно валяется у меня в углу комнаты, за шкафом, закатившись в щель между паркетом и плинтусом. И лишь дух коллективизма и желание посодействовать команде в деле добывания бонусного очка подвигли меня на то, чтобы встать на колени с фонариком в одной руке и длинной вязальной спицей – в другой, дабы выковырять это самое перо из-под плинтуса.

   

 
   
 
© "Многоточие..." 2005-2020