АНТОЛОГИЯ СОВРЕМЕННОЙ ПОЭЗИИ  |  АВТОРЫ  |  ПРОИЗВЕДЕНИЯ  |  БИБЛИОТЕКА  |  КОНКУРСЫ ПОЭЗИИ  |  ЛИТОБЗОРЫ
 КОНКУРС ПОЭЗИИ "Пифийские игры II" :  Правила | График | I тур | II тур | III тур | IV тур | Полуфинал | Финал | Итоги | Обзоры | Призеры |
  
КОНКУРС ПОЭЗИИ - "Пифийские игры II"Обзоры

Валентина Криш: Обзор третьего тураIII тур

- Эх, так что-то почитать хочется, а нечего...
Хоть садись да сам пиши! (с)

Недавно услышала интересное мнение – мол, автор сам должен чувствовать, что у него стихи, а что нет. И поняла, что я, к примеру, не чувствую. Иногда кажется, что получается что-то, иногда – что нет, а иногда и сама себе яду налить готова. Но ведь чужие-то чувствую? Или все же нет?
Как правильно говорит Иван Пшеничный, все наши рассуждения о стихах – сплошная вкусовщина. Предлагаю вашему вниманию кусочек моей.

Тимур Раджабов, „Утешение зиме“
Красивое стихотворение. Вкусное. Вы видите, как март „накручивает на бигуди размеренность зимы“? А „черно-бурый ирокез леса“? Я вижу)
И закольцовка хороша.

Константин Аверченков, „Осенний пейзаж“
Неоднозначное впечатление. С одной стороны, очень неплохие образы – „прожившая лето дорога“ и „небо плачет дождем, и кричит над землей журавлями.“ А с другой – „раскаленные любовью сердце и глаза“. Я, конечно, понимаю, что у каждого своя система образов, и на вкус и цвет фломастеры разные, но все же вдумайтесь – как выглядят раскаленные любовью глаза?

Валерий Пайков, „Апрель на пороге“
Интересное стихотворение. Что-то в нем есть. Может, дыхание поэзии?
Знаете, бывают стихотворения зримые, а бывают – еще и звучащие. Стихотворение Валерия звучит. Посмотрите, к примеру, на строчку „в цветы превращается плесень“ – на 9 гласных звуков – пять „Е“ и три „А“ (буква „я“ слышится как „йА“). А посмотрите на согласные? Слова цепляются друг за дружку, как звенья одной цепи - „В цВеты ПреВращается Плесень“Вы слышите, нет, вы слышите лес? Причем это не единственный пример аллитерации, все стихотворение построено на внутренних созвучиях – „коЛеСница над ЛеСом “, „ПРевРащается ПРочерк“, „СТекаюТ С раЗбуЖенных веТок Слезинки молочного Сока.“ Невероятная музыкальность.
А еще стихотворение просто пронизано покоем и умиротворенностью. И это чудесно.

Алания Брайн, „Мальчик играл на скрипке“
Еще одно неплохое стихотворение. Понравились „ртутный туман“ и „сеющие смуту чайки“. Забавно, что с самого начала я ожидала закольцовки – может быть потому, что сама люблю этот прием. И не разочаровалась.
Но знаете, Алания, я бы присмотрелась к предпоследнему катрену – он на самом деле необходим? Я понимаю, что выкинуть что-либо рука не поднимается, но все же мне почему-то кажется, что без него стихотворение ничего не потеряет. Наоборот.
Впрочем, решать, конечно, Вам)

Татьяна Летнева, „Березовый дождь“
Вы меня извините, Татьяна, но „серег/берез“ – не рифма. Впрочем, как и „листва/семена“ или „дождь/грёз“. Вас кто-то подло обманул. Лапки птиц вряд ли могут цокать (или Ваши невидимые птички – птеродактили?), а для того, чтобы песне березок был виден конец, необходимо как минимум оборудование для караоке. А уж „пригульнувший ветер“, появляющийся в стихотворении практически сразу после „рожденья обряда“...
В общем, к глубокому моему сожалению „вот это вот не заливная рыба“.


Ната Ирга, „Веера“
Лёгкое, прозрачное, и, пожалуй, призрачное стихотворение. Чудный образ неба:
Небесные капроновые мили
Сжигает солнце ржавым утюгом.

Алина Марк, „Осень 2005“
Стихотворение Алины прочитывается (звучит?) даже не на одном выдохе – на одном вдохе. Глоток морозного воздуха. Эхо последней ноты. Вы слышите?
И инеем тихонько плесневеет
С утра трава. Следы моих шагов
Теперь темней – и вслед за каждым - хруст,
Травинок ломких?..Выцветшей надежды?..
Как холодно...и ветер рвет одежду…
И только горизонт высок и пуст…

Роман Верест, „Скучает день...“
Знаете, хорошее стихотворение, по моему мнению, должно задевать как сердце, так и ум. А хороший автор всегда готов сыграть с читателем в „Свой/чужой“.
„Я вижу, как у циферблата вырастают усы, - говорит автор. – А ты видишь? А какие они?“ И читатель, погружаясь в мир автора, в то же время создает свой собственный. „На этих часах выросли усы Дали!- радуется читатель.- A воздух и правда превратился в смальту, ну надо же... Как же я раньше-то этого не видел?“ И именно в этот миг рождается стихотворение – на стыке двух восприятий, при соприкосновении двух миров.
И ведь возможно, да даже наверняка Роман представлял себе совсем другие усы – может, длинные, как у запорожца, а, может, закрученные вверх, как у баварского бюргера - для меня как для читателя стихотворение все равно состоялось. Просто потому, что картинка оказалась живой.

Марина Чекина, „Весенний дождь“
Да-да, именно так звучит весенний дождь. Задорно, свободно, весело. В четырех строках – ливень от первого всплеска безумия до последнего тихого всхлипа:
Шурша, дробясь, взбивая грязь,
Наискосок, вразлёт,
Всё тише – всхлипывает дождь.
И вот уже – затих.

Декабрина, „Ночь. Луна блестит, как блюдце“
И еще одно неплохое стихотворение – образное, густое, но в то же время легкое. Летящее. Понравились „сны, порхающие в неглиже“ и „наручники весны“. Ну и, конечно, хороши строки:
Чей-то страх гармошкой сплющен
И лежит на затхлом дне
Широченного оврага,
В царстве пряной темноты
А вот рифма „темноты/красоты“ не порадовала. Совсем не порадовала, тем более что примостилась она в финальных строчках стихотворения.

Юлия Гаврилова, „Вид из окна“
Изящное, как китайский веер. Тонкое, хрупкое, кажется, еще миг – и рухнет. В весну.
Забавно, как по-разному мы воспринимаем мир. У Декабрины воздух пах „откровенно“, у Юлии в том же воздухе разносится запах почек – „наивный и острый“, но ведь и то и другое – пробуждение.
Вообще в стихотворении Юлии много чудесных находок. Например - „печальные сутры знакомой собаки бездомной.“ Или „мокрый обрывок рассвета“. Вы видите неровно оторванный край? Видите? А „тщедушье надломанных линий“? А „угрюмый чугун парапета“?
Невероятно зримая картина, по-моему.

Марина Новикова, „Красивая, печальная, хмельная“
Знаете, для меня это стихотворение состоит из трех частей – легкое, искреннее, живое начало и великолепные финальные строчки. И серая серединка. Совершенно никакая на фоне финала. Смотрите сами.
Начало:
Красивая, печальная, хмельная,
С поникшей хризантемой на плече,
Она брела по городу, не зная,
Куда идёт, откуда и зачем?
Она была немыслимо одета:
В вечернем платье, в огненном венце.
Улыбка - что фальшивая монета -
Заплатой на заплаканном лице.

Видите совершенно чудный образ улыбки-заплаты, усиленный аллитерацией „заплата/заплаканный“? И после такого взлета стихотворение вдруг попадает в воздушную яму – „рыданья/увяданье“ и „скорбная влага“. Дальше стих выравнивается и заканчивается не менее чудесным образом осени:
Шла Осень с обречёнными глазами
Бесплодной и стареющей жены.
Можно, конечно, поспорить, бесплодна ли осень, но я не буду. Просто потому, что я очень часто принимаю на веру то, что говорит мне автор. Сказал, что осень бесплодна, значит, для него это так и есть. И не мне в этом сомневаться.
Сделать бы еще что-то с этой воздушной ямой...

Галина Мальцева, „Пейзаж „по сырому“
Вот сейчас я и буду признаваться в любви:) Автору. И стиху.
Нет, я всегда знала, что Галина мастер пейзажей, но это, пожалуй, лучший ее стих-картина. Видите „кляксу черного джина, выползающую из трубы“? А московские депрессии? А дождь? А слякоть? А уставших – до боли, до крика - от зимы горожан? А помните, каково это – выбираться из „долгой запойной простуды“ только для того, чтобы тут же провалиться в следующую?
Я люблю живые стихи. Стихи, в которые хочется окунуться. Вот такие:
Каждый ствол оголен, каждый нерв... Отдирается скотч
От заклеенных окон. По правилам всех обострений
Выпускаю истерики в форточки, на люди... прочь...
Да изношенных дней отрясаю нелепое бремя.
...
Но закончен рисунок. Повесим на стену? Постой...
Разведу по наитию краски, плевать на приметы!
Опрокину палитру - ручьями прольется на стол
Мир безумного цвета -
- на счастье... на время... на лето.

Правда, в первом процитированном катрене я бы кое-что изменила. Галь, посмотри, мне кажется, лучше свести два предложения в одно:
По правилам всех обострений
Выпускаю истерики в форточки ( на люди... прочь!)
Да изношенных дней отрясаю нелепое бремя.
Вот такое вот имхо. (И, кстати, за рифму „исход/имхо“ отдельное спасибо)))

Владислав Павловский, „Элегия“
Знаете, чем отличаются стихи Влада от многих других? Тем, что Влад умеет оставаться в образе. Да-да, как „матерщинник, и крамольник“, так и страдающий на тихом погосте остаются самими собой на сто процентов. У кого-нибудь другого такие словечки и фразы, как „вотще“, „ужель“, „пена дел“ или „витязи дубов“ смотрелись бы как минимум смешно, но ведь в данном-то случае все на месте! Именно так и положено тосковать на погосте)

Марта Эй, „.кара/мель“
А ведь хорошо. На самом деле. „Весна в ползунках“ и „дежурный транс“ от вопроса „Как ты?“ сами по себе очень даже, но „позвоночки лестницы“ – просто чудо.

Ну и наконец, last but not least, стихотворение Гостьи.

Наталья Артёменкова, „Похолодание“
Говорят, каждый пишущий проходит через четыре стадии. Сначала он пишет просто и плохо. Потом – сложно и плохо. Потом, основательно попотев (или, если повезет, шутя пролетев над всеми возможными выбоинами) начинает писать сложно и хорошо. И только потом стихи получаются (да, на этом этапе, как мне кажется, стихи уже не пишут, они просто рождаются) хорошими и простыми. Так вот Наташа давно уже пишет просто и хорошо. Очень хорошо.
Стихотворение, поданное Гостьей в этом туре, настолько чистое, что его хочется просто читать. Проговаривая про себя каждую строчку. И наслаждаться послевкусием. Потом, когда последняя нота отзвучит.
Собственно, вот оно:

Похолодание.
Похолодание.
Люди сутулятся.
Ёжатся здания
Стенами всеми
И даже простенками
Как неврастеники.
Зябнут растения.
мерзнут в кафе
Опустевшие столики,
Стулья и стойки.
С какой-то символикой
Хлопают флаги
У клубного входа,
Полные влаги
И холода.
Мода
Вновь уступает
Желанью согреться
Свитером, сном,
Горячительным средством,
Просто соседством
Волнующей внешности.
Похолодание -
Повод для нежности.

Как я уже говорила, хорошее стихотворение затрагивает не только эмоции, но и разум. И не только разум, но и эмоции. Это первый признак. А вторым признаком для меня является то, что по-настоящему хорошее стихотворение способно жить самостоятельно. В таком стихотворении два, три, четыре слоя, и каждый читатель вправе услышать что-то свое. И сказать – да, это про меня. Да, это для меня. Да, жаль, что я так не смог и как же хорошо, что автор смог рассказать про меня. За меня.

На этом все. Выбор стихов был, как водится, случаен
Прошу прощения как у несправедливо обойденных, так и у неудачно обозренных)

С уважением,
Валентина.

   

 
   
 
© "Многоточие..." 2005-2020